Жил в одной деревушке старичок-лесовичок. Его дом стоял на самой окраине деревни, ближе к лесу, на небольшом холмике. Он всегда первым встречал и последним провожал наступающий день. В округе его считали волшебником. Он же, прищуря свои добрые глаза, улыбаясь, говорил, что такой же как и все. Cколько лет ему не знал никто, те кто в преклонном возрасте говорили что, знали его когда еще были детьми, таким же как и сейчас, с бородой как у деда мороза и в причудливом колпаке, как у звездочета только пирамидальной формы. Увидив раз, говорят, запомнишь на всю жизнь, его глаза небесного цвета, источающие необъяснимую энергию, которая обволакивает тебя с ног до головы и на душе становиться легко и спокойно. Взор не по возрасту был живым, ярким как будто вся жизненная сила и молодость поселилась в глазах, не поддаваясь ходу времени. Его можно было встретить в лесу бормочащим что–то себе поднос, нашептывающим что-то деревьям и пролетающим мимо птицам. Чаще всего его встречали ранней весной собирающим разные травы и коренья, говорят, что именно из них он варит «элексир счастья», чем и прославился на всю округу.

В деревне и на людях появлялся редко, только на Христово Воскресенье спускался в город на службу, как толпа зевак окружала его, а детвора не отставала до самого дома, гурьбой бежала за ним с просьбами сделать их счатливыми. Он лишь молча улыбался и отвечал: «У вас все для этого есть».

Знающие помнили, что его лучше не беспокоить до осени, тогда его «элексир» будет готов и можно будет попытать счастья и поехать за ним. Плата была необычная, как и сам товар, из года в год многие возвращались от старичка ни с чем. Двери его дома всегда и для всех были открыты, только не всегда его дома можно было застать. Хотя он никому не отказывал просто не все хотели и могли платить. Изба его было просторной и светлой с большой прихожей, со столом и креслом, где усталый путник мог отдохнуть с дороги, выпить бодрящего целебного чаю и рассказать старичку о своих бедах. Вдоль стены на полочках разместились много численные баночки с травами, ягодами, орехами, сушеными грибами и разными кореньями. В углу потрескивали дрова в камине согревая гостя , даря уют и тепло всему жилищу. На столе пыхтел самовар, аромат горных трав витал в воздухе, мед и орехи пробуждали аппетит. Большой черный кот развалившись возле камина всегда встречал гостей, как бы извиняясь за отсутствие хозяина, терся возле ног мурлыкая кошачью песенку, потом у саживался на против гостя не сводил с него своих желтых глаз, следил за каждым движением и казалось будто читает и знает все твои мысли. Некоторые, напившись горячего чаю в ожидании старичка засыпали в кресле, просыпались, а кот все сидел в той же позе и не сводил глаз с гостя…многие не дождавшись, так и уходили ни с чем. Никто не мог сказать точно, что и как надо делать чтобы застать старичка, но плата за «элексир счастья» была одна для всех. Возле входа в избу стояла урна, надпись на ней гласила:

«Оставь сомнения и терзания,

Злость, зависть и страдания,

Обиды, чувства долга и вины.

Прости ты всех и отпусти.

Оставь беспокойства и сравненья,

Чувство важности, желанья и веселья,

Свою значимость, недовольство, осуждения,

Тщеславие, гордыню и уныние,

Неуверенность, уверенность клади

Пустым в избу войди,

Коли плату не внесешь, ни с чем домой уйдешь.

Чтоб наполнить мне тебя, пустой тара стать твоя должна.»

И каждый понимал ее по-своему, а как надо не мог точно сказать никто, у каждого своя правда была. Некоторым требовался не год и не два потратить, чтобы приобрести волшебное снадобье. У кого получалось пообщаться со старцем и заполучить «элексир» и правду жизнь налаживалась, круто менялась в лучшую сторону, как заново рождались. Про «элексир» правда ничего они не рассказывают, лишь улыбаются, угощают чаем на травах и кореньях привезенных от старца, говорят сильно здоровье укрепляет и вспоминают истории поведанные им старцем. «Счастливчики!» -завистливо говорили им в след.. Потом старец исчез также неожиданно, как и появился. Поговаривают, что кто-то осквернил его жилище в поисках «элексира», с тех пор его никто не видел, только черный кот иногда появлялся в деревне и примелькался грибникам в лесу. Изба же стоит холодная и пустая, а сейчас так заросла бурьяном, что и не найти, лишь урна с надписью напоминают о деде. Многие кто успел «отведать счастья» по осени приезжают к избе, посидят, потолкуют о деде, попьют чая и разъезжаются немного грустные, но счастливые.