Жили-были мужик да баба, и стало им по ночам чудиться, будто под печкою огонь горит и кто-то стонет:

«Ой, душно! Ой, душно!»

Мужик рассказал про то соседям, а соседи присоветовали ему сходить в ближний город: там-де живет купец Асон, мастер разгадывать всякий сон.

Вот мужик собрался и пошел в город; шел, шел и остановился на дороге переночевать у одной бедной вдовы.

У вдовы был сын — мальчишка лет пяти; глянул тот мальчик на мужика и говорит:

«Старичок! Я знаю, куда ты идешь».

— «А куда?»

— «К богатому купцу Асону. Смотри же, станет он тебе сон разгадывать и попросит половину того, что лежит под печкою; ты ему половины не давай, давай одну четверть. А коли спросит, кто тебя научил, про меня не сказывай».

На другой день поутру встал мужик и отправился дальше; приходит в город, разыскал Асонов двор и явился к хозяину.

«Что тебе надобно?»

— «Да вот, господин купец, чудится мне по ночам, будто в моей избушке под печкою огонь горит и кто-то жалобно стонет: ой, душно, ой, душно! Нельзя ли разгадать мой сон?»

— «Разгадать-то можно, только дашь ли мне половину того, что у тебя под печкою?»

— «Нет, половины не дам; будет с тебя и четверти».

Купец было заспорил, да видит, что мужик стоит на своем крепко, и согласился; призвал рабочих с топорами, с лопатами и поехал вместе с ними к старику в дом.

Приехал и велел ломать печь; как только печь была сломана, половицы подняты, сейчас и оказалась глубокая ямища — в косую сажень будет, и вся-то набита серебром да золотом.

Старик обрадовался и принялся делить этот клад на четыре части.

А купец давай его выспрашивать:

«Кто тебя научил, старичок, давать мне четверть, а не давать половины?»

— «Никто не учил, самому в голову пришло».

— «Врешь! Не с твоим умом догадаться. Слушай: коли признаешься, кто тебя научил, так все деньги твои будут; не возьму с тебя и четвертой доли».

Мужик подумал-подумал, почесал в затылке и сказал:

«А вот как поедешь домой, увидишь на дороге избушку; в той избушке живет бедная вдова, и есть у ней сын-малолеток — он самый и научил меня».

Купец тотчас в повозку и погнал лошадей скорою рысью.

Приехал к бедной вдове.

«Позволь, — говорит, — отдохнуть маленько да чайку испить».

— «Милости просим!»

Асон уселся на лавку, начал чай распивать, а сам все на мальчика поглядывает.

На ту пору прибежал в избу петух, захлопал крыльями и закричал:

«Кукуреку!»

— «Экой голосистый какой! — сказал купец. — Хотел бы я знать, про что ты горланишь?»

— «Пожалуй, я тебе скажу, — промолвил мальчик, — петух вещует, что придет время — будешь ты в бедности, а я стану владеть твоими богатствами».

Напился купец чаю, стал собираться домой и говорит вдове:

«Отдай мне своего сынишку; будет он жить у меня на всем готовом, в довольстве, в счастии и не узнает, что такое бедность. Да и тебе лучше — лишняя обуза с рук долой!»

Мать подумала, что и в самом деле у купцов жизнь привольнее, благословила сына и отдала его Асону с рук на руки.

Асон привез мальчика в свой дом и велел идти на кухню; потом позвал повара и отдал ему такой приказ:

«Зарежь ты мне того мальчика, вынь из него печень да сердце и приготовь к обеду».

Повар воротился на кухню, взял нож и принялся на бруске точить.

Мальчик залился слезами и стал спрашивать:

«Дядюшка! Для чего ты нож точишь?»

— «Хочу барашка колоть».

— «Неправда твоя! Ты хочешь меня резать».

У повара и нож из рук вывалился, жалко ему стало загубить душу человеческую.

«Рад бы, — говорит, — отпустить тебя, да боюсь хозяина».

— «Не бойся! Поди возьми у суки щенка, вынь из него печень да сердце, зажарь и подай своему хозяину».

Повар так и сделал, угостил Асона собачиной, а мальчика до поры до времени у себя спрятал.

Месяца через два, через три приснился тамошнему королю такой сон: будто есть у него во дворце три золотые блюда, прибежали псы и зачали из тех блюд лакать.

Задумался король, что бы такое тот сон значил?

Кого ни спрашивал, никто ему не мог рассудить.

Вот вздумал он послать за Асоном; рассказал ему свой сон и велел разгадывать, а сроку положил три дня:

«Если в тот срок не отгадаешь, то все твое имение на себя возьму».

Воротился Асон от короля сам не свой; ходит пасмурный да сердитый, кого ни встретит — всякому затрещину дает; а пуще всех на повара напустился: зачем-де мальчишку со свету сжил?

Он бы теперь пригодился мне!

На те речи повар возьми да и признайся, что мальчик-то живехонек.

Асон тотчас потребовал его к себе.

«А ну, — говорит, — отгадай мой сон; снилось мне нынешней ночью, будто есть у меня три золотые блюда и будто из тех блюд золотых псы лакали».

Отвечает ему мальчик:

«Это не тебе снилося, это снилося государю».

— «Угадал, молодец! А что значит этот сон?»

— «Знать-то я знаю, да тебе не скажу; вези меня к королю, перед ним ничего не окрою».

Асон приказал заложить коляску, мальчика на запятки поставил и поехал во дворец; подкатил к высокому крыльцу, вошел в белокаменные палаты и отдал королю поклон.

«Здравствуй, Асон! Отгадал ли мой сон?» — спрашивает король.

«Эх, государь! Твой сон не больно мудрен; не то что я, его малый ребенок рассудить может. Коли хочешь, позови моего мальчика; он тебе все как по-писаному расскажет».

Король приказал привести мальчика, и как только привели его во дворец, начал про свой сон выспрашивать.

Отвечал мальчик:

«Пусть-ка наперед Асон рассудит, а то вишь он какой! Ничего не ведая, чужим разумом жить хочет».

— «Ну, Асон, говори ты прежде».

Асон упал на колени и признался, что не может отгадать королевского сна.

Тогда выступил мальчик и сказал королю:

«Государь! Сон твой правдивый: есть у тебя при дочери — три королевны прекрасные; согрешили они перед богом и перед тобою и на днях родят тебе по внуку».

Как сказал пятилеток, так и случилося; король отобрал у Асона все его имение и отдал тому мальчику.

Андрей Ares Чиникин Ангел снов

Андрей Ares Чиникин Ангел снов