АФОИИЗМ (греч. aphorismos),

изречение, выражающее в лаконичной форме обобщенную, законченную мысль («Служить бы рад, прислуживаться тошно», А. С. Грибоедов).

Избранные афоризмы из сборника

«Максимы» (1665)

знаменитого французского философа

Франсуа де Ларошфуко.

Перевод Э. Л. Линецкой.
13. Наше самолюбие больше страдает, когда порицают наши вкусы, чем когда осуждают наши взгляды.
19. У нас у всех достанет сил, чтобы перенести несчастье ближнего.
26. Ни на солнце, ни на смерть нельзя смотреть в упор.
39. Своекорыстие говорит на всех языках и разыгрывает любые роли – даже роль бескорыстия.
49. Человек никогда не бывает так счастлив или так несчастлив, как это кажется ему самому.
76. Истинная любовь похожа на привидение: все о ней говорят, но мало кто ее видел.
78. У большинства людей любовь к справедливости — это просто боязнь подвергнуться несправедливости.
87. Люди не могли бы жить в обществе, если бы не водили друг друга за нос.
93. Старики потому так любят давать хорошие советы, что уже не способны подавать дурные примеры.
103. Ум всегда в дураках у сердца.
119. Мы так привыкли притворяться перед другими, что под конец начинаем притворяться перед собой.
121. Люди делают добро часто лишь для того, чтобы обрести возможность безнаказанно творить зло.
171. Добродетели теряются в своекорыстии, как реки в море.
180. Наше раскаяние — это обычно не столько сожаление о зле, которое совершили мы, сколько боязнь зла, которую могут причинить нам в ответ.
182. Пороки входят в состав добродетелей, как яды в состав лекарств…
192. Когда пороки покидают нас, мы стараемся уверить себя, что это мы покинули их.
196. Мы легко забываем свои ошибки, когда они известны лишь нам одним.
211. Иные люди похожи на песенки: они быстро выходят из моды.
218. Лицемерие – это дань уважения, которую порок платит добродетели.
253. Своекорыстие приводит в действие все добродетели и все пороки.
254. Смирение нередко оказывается притворной покорностью, цель которой – подчинить себе других; это — уловка гордости, принижающей себя, чтобы возвыситься, и хотя у гордости тысяча обличий, но самое искусное и самое обманчивое из них – смирение.
263. В основе так называемой щедрости обычно лежит тщеславие, которое нам дороже всего, что мы дарим.
301. Многие презирают жизненные блага, но почти никто не способен ими поделиться.
304. Мы нередко относимся снисходительно к тем, кто тяготит нас, но никогда не бываем снисходительны к тем, кто тяготится нами.
339. Счастье и несчастье мы переживаем соразмерно нашему самолюбию.
345. Только стечение обстоятельств открывает нашу сущность окружающим и, главное, нам самим.
436. Легче познать людей вообще, чем одного человека в частности.
487. Наш ум ленивее, чем тело.
632. Все любят разгадывать других, но никто не любит быть разгаданным.